Два-два-один Браво Бейкер (Two Two One Bravo Baker) 16 страница

- Нашел, - внезапно произносит детектив, вытащив один наушник.

Майкрофт садится, открывая глаза, спускает ноги на пол и встает. Шерлок уже на ногах, он отпихнул стул в сторону, лаптоп держит на сгибе одной руки, а второй быстро расчищает стол, попросту смахнув с него все. Книги и журналы падают на пол с грохотом, по комнате разлетаются листы бумаги. Шерлок ставит ноутбук на стол, и Майкрофт склоняется к экрану.

- Тысяча девятьсот восемьдесят восьмой, - говорит его брат. – Оборона Кандагара. Амар Ахади сражался на стороне муджахединов.

На экране, под прикрытием каменного выступа, на открытом всем ветрам горном склоне, расположилась группа тяжеловооруженных мужчин. Большинство – афганцы в традиционных пуштунских одеждах, ветер треплет края их свободных рубах и головных уборов. Но есть и четверо европейцев в светлом военном камуфляже без знаков отличия. Двоих из них видно прекрасно, двое других сидят сбоку и чуть позади троих человек по центру, так что видны лишь частично – рука, плечо или часть спины и опущенная голова.

Афганец, что сидит рядом с европейцами, еще совсем молод, но в камеру глядит уверенно и прямо. У него едва только начала пробиваться борода, длинные волосы падают на глаза от порывов ветра, но четкие и знакомые черты лица и разрез темных глаз не оставляют сомнений. Перед ними молодой Амар Ахади. В двух европейцах рядом с ним – один светловолосый и светлоглазый, второй темнее, волосы острижены почти "под ноль" - легко узнать Дэниэла Роста и Митчелла Гована.

Ахади что-то говорит на дари. Голос спокойный и ровный, он тщательно его контролирует, но глаза сужены, и уголки рта напряженно поджаты. Рост серьезно смотрит на него, Гован рассеянно теребит ремень винтовки, но стоит только Ахади замолчать, как он тут же смотрит в камеру.

- Он говорит, что лучше бы в Афганистане вообще не было никаких чужаков, но раз уж они уже тут, то он предпочтет английское или американское правление, но никак не русских, - переводит Гован.

Ахади произносит что-то резкое и отрывистое, и один из сидящих в стороне военных что-то бормочет вполголоса. Гован морщится и дает перевод:

- Он говорит, что готов пожертвовать своей жизнью и жизнями всех членов своей семьи, если это позволит англичанам или американцам выиграть.

Шерлок нажимает на паузу, Майкрофт резко мотает головой.



- И они это восприняли как согласие на его убийство спустя двадцать лет? И на убийство семьи его дяди? – он кривится.

- Неосознанное, но да. А согласия часто бывают… Оу, - внезапно выдыхает Шерлок. – МакЭвой же говорил, они берут только то, что им предлагают добровольно.

- Не думаю, что патруль Харлоу дал добровольное согласие на… - начинает, было, Майкрофт, но тут же замолкает. В глазах его вспыхивает понимание.

- Любой солдат уже добровольно принял необходимость умереть ради победы, - веско произносит детектив.

- Но только не от рук своих же командиров, - возражает Холмс-старший.

- Пустая формальность, - отвечает его брат. – Особенно, если признать, что наших противников нормальными не назовешь.

Он передвигает движок видеопроигрывателя на несколько секунд назад.

- Слушай, - просит Шерлок. – Но не Ахади, и не Гована. Слушай третьего.

Майкрофт наклоняет голову и прикрывает глаза. Шерлок отжимает паузу.

- … предпочтет английское или американское правление, но никак не русских, - звучит голос Гована.

- Еще бы он по-другому сказал, - произносит военный, сидящий чуть сбоку за Гованом. – При нас-то.

- Англичанин, - произносит Майкрофт, и во всей его фигуре видно напряжение. – Это Моран?

- Нет, абсолютно другой тембр голоса. А второй солдат, который отвернулся от камеры, слишком светлый. Тоже не он.

- Я постараюсь выяснить, с кем конкретно служили вместе Рост и Гован, - обещает Холмс-старший, - но… Поддержка, оказанная Великобританией муджахединам, была полностью неофициальной. Скорее всего, информация… утеряна безвозвратно.

- Точнее, уничтожена. Ты ведь это хотел сказать.

Майкрофт слегка качает головой, уходя от ответа.

Район Навзад, провинция Гильменд

Брошенный грузовик стоит в чистом поле, вокруг на сотни ярдов ни одного укрытия, ни одного возвышения, с которого можно было бы осмотреться. Если не считать низких холмов на севере и северо-востоке, но до них около шестисот ярдов. Дверь кабины с пассажирской стороны открыта, но внутри не видно движения, и невозможно разглядеть, есть ли там кто-то вообще.

Вертолет пролетает в небе, разворачивается и кружит над грузовиком. Джон и Блэквуд свесились вниз из открытой двери кабины и внимательно осматривают ровную, пустынную землю под ними. Бросив друг на друга сердитый взгляд, они качают головами, но вертолет все равно снижается. Винты поднимают с земли облака пыли и песка, но вертушка не приземляется, а зависает на высоте двадцати футов.

- Начали! – орет Джон.

С обеих сторон кабины свешиваются тросы, за них хватаются и скользят вниз десантники. За несколько футов до земли они спрыгивают и, пригнувшись, бегут сквозь поднятое вертолетом облако пыли, затем быстро падают на одно колено, прижимая винтовки к плечу. В ту же секунду, как последний десантник спрыгивает на землю, вертолет взмывает вверх, кружит над ними и уносится за холмы, сопровождаемый еще двумя вертолетами.

- Вперед! – рявкает Джон.

Все семеро вскакивают на ноги и бегут вперед. Блэквуд, Хенн и Каллен окружают грузовик и вновь падают на одно колено, в ста футах от него, вскидывают винтовки. Джон, Макмат и Барр продвигаются ближе, не отрываясь, смотрят на машину, дула винтовок повторяют движение внимательных взглядов. Макмат падает ничком и осматривает землю под днищем. Барр направляется к откинутому заднему борту и осматривает пустой грузовой отсек. Джон обходит открытую дверь кабины и заглядывает внутрь. Вильям Мюррей лежит ничком на длинном сидении, руки заведены за спину и связаны в запястьях.

Джон внимательно его оглядывает, после чего переключается на кабину грузовика. Осматривает дверные петли, дверь, пространство между сиденьем и торпедой. Макмат и Барр медленно продвигаются с двух сторон грузовика, проверяют колеса и колесные арки.

- Чисто, - сообщает Макмат, огибая грузовик спереди.

- У меня тоже, - докладывает Барр.

Все трое опускают винтовки и, готовые в любой момент вновь вскинуть их к плечу, заглядывают в кабину.

- Датчики взрывателя могут быть на подвеске, - произносит Макмат. – Рванет, не успеешь даже толком в кабину залезть.

- Могут, - соглашается Джон.

- А могут быть и на нем самом, - добавляет Барр. – Снимешь его с сиденья – и привет.

- Могут, - снова соглашается Джон.

- Ну что, вызываем саперов? – предлагает Макмат.

- Не протянет он до их приезда, - Джон вытирает пот над верхней губой тыльной стороной перчатки.

Он снимает через голову винтовку, отдает ее Макмату, скидывает с плеч вещмешок и ставит его на землю. Достает оттуда и сует в карман бутыль с водой, застегивает клапан, чтобы не болталась, и коротко приказывает:

- Все назад.

Барр подхватывает вещмешок Джона, Макмат кивает, и оба медленно отходят. Остальные тоже отступают дальше. Джон остается с грузовиком один на один. Он надувает щеки, шумно выдыхает и пальцами правой руки касается бронежилета слева, как раз напротив сердца. Потом поднимает взгляд на прозрачный и пустынный бездонный купол неба над головой.

- Не смей делать из меня лжеца, - бормочет он, протягивает руки, хватается за раму двери, ставит ногу на ступеньку и резким движением запрыгивает в грузовик. Тот чуть покачивается и замирает. Джон выдыхает, проскальзывает в узкое пространство между торпедой и сиденьем, опускается на колени, снимает с левой руки перчатку и прижимает пальцы под подбородок Мюррея. Мгновение спустя подносит руку к рации на груди.

- Есть пульс. Стабильный и не слишком быстрый, - сообщает он.

- Чудесно, - откликается в левом наушнике голос Блэквуда.

Из чехла на левой икре Джон достает нож, просовывает загнутый кончик под шнур, стягивающий запястья. Зазубренное лезвие легко разрезает толстый пластик, шнур распадается, и руки Вильяма обессилено падают на сиденье. Из груди его вырывается тихий, слабый стон.

- Эй, привет, - тихо произносит Джон.

Глаза Мюррея плотно зажмурены, он хмурится и напрягается всем телом.

- Капитан Мюррей, здесь капитан Ватсон, сороковой десантно-дивизионный, - твердо сообщает Джон. – С тобой все будет в порядке, но прямо сейчас мне нужно, чтобы ты не двигался. Мы считаем, что на тебя навесили бомбу.

Мюррей слегка поворачивает голову.

- Не… бомба, - еле слышный, скрипучий шепот переходит в слабый хриплый кашель.

Джон наклоняется ниже, тянется к бутылке с водой.

- … снайперы, - неожиданно четко заканчивает Мюррей.

Джон молниеносно тянется к рации на груди, но едва успевает ее коснуться, как в воздухе разносится грохот. Несколько выстрелов, сделанных почти одновременно.

- Блэквуд, - отрывисто бросает Джон.

- Всем лечь и не двигаться! – кричит Блэквуд по радиосвязи. – Мы под огнем!

Джон сгибается так низко, насколько это возможно в узком пространстве кабины.

- Два-два-один Браво Бейкер воздуху, - говорит он в микрофон и стягивает каску. – По нам ведут огонь снайперы. Вы их видите? Можете засечь их позиции?

- Ответ отрицательный, - раздается в наушниках. – Мы их не видим, но продолжим поиски.

- Мать вашу, - Джон отстегивает рацию, стягивает бронежилет. – Парни, откликайтесь. В кого попали?

- Каллен убит, ** - ровным голосом, лишь слегка задыхаясь, докладывает Блэквуд. – Он рядом со мной.

Джон на мгновение зажмуривается, снова открывает глаза и набрасывает на Мюррея свой бронежилет, старательно подтыкает его со всех сторон. В наушниках слышен слабый шорох, потом раздается дрожащий голос Хенна:

- Кажется, Гаррет мертв.

- Кажется? – переспрашивает Джон, натягивая каску на голову Вильяма.

- Гаррет убит, сэр, - говорит Хенн, уже тверже.

- Кто еще? – произносит Ватсон. – Макмат?

- Здесь и в норме, - откликается тот.

- Барр? – продолжает Джон, и, не дождавшись ответа, повторяет, - Барр?

- Вижу его, - докладывает Макмат. – Не двигается. Я сейчас…

- Отставить, - резко командует Ватсон. – У нас тут три снайпера. Всем лежать, я пойду.

- На пять часов, - после секундной паузы сообщает Макмат. – Сто тридцать ярдов.

Джон надевает наушники, цепляет рацию на рубашку.

- Лежи спокойно и не двигайся, я быстро, - коротко бормочет он Мюррею. Тот свистяще выдыхает через нос и слабо кивает.

Джон выскальзывает из грузовика, прижимается к земле и заползает под него. Из тени он всматривается в залитую солнцем равнину. Земля неровная, нагретый воздух над ней дрожит, и невозможно понять, видит ли он на самом деле лежащие ничком в пыли фигуры в камуфляже, или те ему только чудятся, не говоря уже о том, чтобы определить, шевелятся они или нет. Он снова натягивает левую перчатку, зачерпывает полную горсть сухой пыли и, зажмурившись, морщась от отвращения, растирает ее по лицу. Резко выдыхает, прочищая ноздри, зачерпывает еще горсть и растирает ее по затылку и шее. Джон приподнимается на правом локте, на секунду прикасается пальцами к левому нагрудному карману рубашки, затем распластывается на земле и осторожно выползает из-под грузовика.

- Блэквуд, Хенн, доложите о ранениях, - говорит он, по-пластунски продвигаясь по пыльной каменистой земле.

Вертолет делает круг прямо над ним и уходит в сторону. Два других прочесывают местность над холмами с севера и северо-востока.

- В шею, - сообщает Блэквуд.

- Брызги? Рана рваная? – уточняет Джон.

- Нет. Очень аккуратная, - звучит в ответ.

- Хенн, что с Барром?

- То же самое, - откликается Хенн.

- Ясно. Одно попадание в шею можно списать на удачу, два – уже нет. Они профи, - говорит Джон, выбрасывая вперед то один, то другой локоть и подтягивая тело. – Раны аккуратные. Либо калибр маленький, либо стреляли издалека. А снайперу, нацеленному на убийство, мелкий калибр ни к чему. Эй, там, наверху, вы меня поняли?

- Да, сэр, - раздается в наушниках.

- Отлично. Значит, до них минимум семьсот пятьдесят ярдов, а вероятнее – тысяча.

- Мы ищем, сэр, но пока они не выстрелят, вряд ли их засечем.

- Ну, все равно, спасибо за участие, - произносит Джон.

Барр лежит на боку, спиной к Джону. Тот подползает ближе, снимает перчатку и приподнимается ровно настолько, чтобы дотянуться через плечо бойца к шее. Он прижимает пальцы выше красного входного отверстия, застывает, ждет, а затем убирает руку.

- Барр убит, - устало говорит Джон и оборачивается к грузовику. – Мюррея надо вытаскивать.

- Нельзя, пока не засечем гребаных снайперов, - откликается Блэквуд.

- Значит, придется заставить их выстрелить снова, - решает Ватсон.

Блэквуд издает негромкий стон.

- Бинокли по кругу, - командует Джон. – Блэквуд с двенадцати до четырех, Макмат с четырех до восьми, Хенн с восьми до двенадцати.

- Мы прикроем… - начинает Блэквуд.

- Отставить «прикроем», не пропустите вспышки дульного пламени,*** - обрывает его Джон.

- Шизанулся, - тихо выдыхает Блэквуд.

- Согласен, - откликается Джон. – На счет три. Раз… Два… Три!

Он вскакивает на ноги и стремглав несется к грузовику, наклонив голову и округлив плечи, но не делает никаких попыток уклониться или защититься от возможного выстрела. В оглушающей тишине под бескрайним небом, нарушаемой только тихим стрекотом кружащих в вышине вертолетов, грохот его ботинок по сухой земле и свистящее дыхание кажутся неестественно громкими. Нога подскальзывается на комке земли, на долю секунды он пошатывается, но восстанавливает равновесие и продолжает бег. Бросившись под прикрытие грузовика, он влетает в кабину и падает на пол у сиденья. Несколько секунд лежит неподвижно, жадно глотает воздух, затем поднимает голову и яростно хмурится.

- Не купились, ублюдки, - бросает он, перекатывается набок и переключает все внимание на Мюррея. Тот лежит на боку, обхватив себя руками. Джон склоняется над ним, и Мюррей приоткрывает глаза. На лице густая темно-рыжая щетина, под бровью длинный порез, на подбородке и скулах видны синяки. Джон достает из кармана бутылку с водой и приподнимает товарища, обхватив его рукой. Тот вцепляется в его плечо, чтобы не упасть, и Ватсону удается напоить его, почти ничего не расплескав. Когда Мюррей, наконец, утоляет жажду, Джон снова опускает его на сиденье, пьет сам, закручивает крышку и убирает бутылку обратно.

- Док, что скажешь? - спустя пару минут спрашивает Блэквуд.

- Скажу, что они меня задрали уже, - хрипит тот в ответ. – Бинокли по кругу.

- Да твою же мать! – вырывается у Блэквуда.

- На счет три, - говорит Джон. – Раз. Два. Три.

Он подтягивается вперед, выскальзывает из кабины и, пригнувшись, замирает рядом с грузовиком. Тишину нарушает только ровный стрекот вертолетов. Минуту спустя Джон поднимается на ноги и делает решительный шаг в сторону от грузовика.

- Док, - предупреждающе окликает Блэквуд.

Джон делает второй шаг. Третий.

- Лежать, - тихо произносит он в микрофон. – Только, мать вашу, попробуйте дернуться!

Он на секунду зажмуривается, потом открывает глаза и неторопливо идет к телу Барра. Спекшаяся земля тихо потрескивает под ботинками. Джон подходит к Барру и присаживается на корточки рядом с ним.

- Воздух – группе Два-два-один Браво Бейкер. На холмы выведено два взвода, - раздается в наушниках. – Стоит вашим снайперам выстрелить, и мы их накроем.

Джон крутит головой, всматривается в дрожащее солнечное марево, но кроме низкой волнистой кромки холмов вдали и пустынной равнины перед ними ничего не видно.

- Нет, рисковать своими шкурами они не станут, - произносит он. – Надо забрать отсюда капитана Мюррея. Давайте-ка одну «пчелку» вниз, с пассажирской стороны.

Вертолет прямо над головой быстро идет на снижение, шум нарастает. Джон встает на ноги, неторопливо рысит к грузовику и забирается внутрь.

- Карета подана, - говорит он Мюррею, и тот криво усмехается в ответ.

- А что остальные… - начинает он, но Джон прерывает его, резко мотнув головой. Мюррей прикрывает глаза.

- Не сейчас, - произносит Ватсон. – Мы пока еще не выбрались.

Мюррей кивает. В кабину грузовика со свистом врывается ветер: вертолет приземлился в пятидесяти ярдах от них. Джон снимает с Мюррея свой бронежилет, разворачивается, и, стоя на коленях спиной к двери, обхватывает Вильяма поперек груди, просунув руки под мышки. Тот отталкивается от сидения ногами и руками, изо всех сил пытаясь помочь своему спасителю стащить его на пол кабины. Затем Джон спрыгивает на землю, закидывает руку товарища себе на плечо и поворачивается. С усилием закидывает Мюррея на плечи, придерживая его за правую руку и ногу.

- Черт возьми, - кряхтит он, согнувшись под весом. – Сколько? Двести сорок?

- Двести сорок четыре,**** - смеется Мюррей и тут же закашливается.

- Черт возьми, - повторяет Джон, но начинает двигаться твердым и уверенным шагом, а после и вовсе переходит на бег.

Дверь кабины вертолета открыта, в облаке поднятой пыли перед ним видно двух солдат. Те опустились на одно колено, вскинув винтовки к плечу. Еще один стоит в проходе и ободряюще кивает Джону. Тот отворачивается, чтобы защитить лицо от летящей сухой земли и потока воздуха, добегает до вертолета и, передав Мюррея с рук на руки, кричит:

- Двигайте!

Вертолет взлетает. Блэквуд, Макмат и Хенн поднимаются на колени, потом встают в полный рост. Подлетает и опускается вторая вертушка. Джон возвращается к Барру, приседает и берет его за руку, тянет безвольное тело на себя, обхватывает руками поперек груди и, наклонившись, поднимает его на плечо. Макмат берет винтовку Барра и идет забирать оружие Гаррета и Каллена. Блэквуд и Хенн поднимают их тела и несут к вертолету.

Оружие и вещмешки сваливают у перегородки. Тела кладут на пол кабины, бок о бок - Каллен - посередине, Гаррет и Барр - по краям. Оставшиеся в живых четверо бойцов группы Браво Бейкер забираются внутрь и садятся рядом с погибшими товарищами. Вертолет вздрагивает, поднимается в воздух и улетает на юго-восток к базе «Сангин».

Конец третьей части

_____________________

От переводчика

* В оригинале – «How did it come to this?», строка из песни from «Time is running out», исполнитель - Muse.

Послушать: [http://www.youtube.com/watch?v=rYDuNq-a5b4]

Текст и перевод: [http://www.amalgama-lab.com/songs/m/muse/time_is_running_out.html]

В переводе строка звучит «Как же до этого дошло?», мне кажется, что мой вариант в заглавии более логичен.

** В оригинале используется сокращение «KIA», что расшифровывается как «killed in action», убит в бою. К сожалению, в русском языке для подобной фразы сокращения нет. Учитывая, что это радиопереговоры, где обычно обмениваются максимально краткими фразами, я сочла возможным сократить наше выражение до «убит», сохранив кратость оригинала. На мой взгляд, так лучше передались эмоции переговоров.

*** Дульное пламя - образуется при выстреле вблизи дула огнестрельного оружия.

**** Английский фунт– около 453 г, т.е. Мюррей весит 110,5 кг.

========== Глава 18: За что-то чистое и настоящее* ==========

26 июля, продолжение

Монтегю-стрит, Лондон

Шерлок сидит в кресле и задумчиво барабанит пальцами левой руки по ладони правой. Он то и дело хмурится или чуть встряхивает головой, как будто отмахивается от неприятных мыслей. Майкрофт, обутый, в застегнутом пиджаке, сидит в кресле напротив. На лице его обычное невозмутимое выражение. Телефон Холмса-старшего издает трель, он достает его из кармана, читает сообщение и недовольно кривится. Шерлок бросает на него взгляд и вопросительно приподнимает брови.

- Автомобиль Гована обнаружен, - сообщает Майкрофт, - но самого Гована там не обнаружено. Следов борьбы тоже нет.

- Залег на дно, - Шерлок складывает вместе ладони и касается губ кончиками пальцев.

- Несомненно.

- Логичный вопрос: как он узнал, что я напал на его след? – в голосе детектива Майкрофт слышит явное и неприкрытое удовольствие.

- Может, невеста Хинда? – предполагает он.

Шерлок отрицательно мотает головой.

- Если уж на то пошло, будь Рами в деле, она попросту не стала бы рассказывать мне о Говане. МакЭвой тоже отпадает. Он никак не мог догадаться, что мисс Кришначандра увидит ту самую фотографию и сообщит мне имя фотографа.

- Остается единственный возможный вариант, - понимает Майкрофт.

Шерлок демонстрирует брату собственный мобильный, вынутый из кармана.

- Вот именно поэтому я звоню тебе только в самом крайнем случае, - ядовито произносит он.

Майкрофт неопределенно хмыкает, Шерлок прижимает телефон ко лбу ребром и несколько раз слегка постукивает им по переносице.

- Гована и Мюррея нет, а без них мы заходим в тупик. Вычислить и поймать оставшихся заговорщиков невозможно. Единственный вариант – перехватить их на следующем шаге.

Майкрофт слегка наклоняет голову и сужает глаза.

- Отправь меня обратно.

- Ты же сам мне сообщил, что им нужен дополнительный рычаг давления на меня, - произносит Холмс-старший. – С какой стати мне подставляться и давать им его, особенно в лице собственного брата?

- С такой, что об Англии ты печешься куда больше, чем обо мне, - голос Шерлока спокоен, но в светлых глазах сверкает решимость. – А еще потому, что иначе их не изобличить.

- И как ты собираешься их найти? – с сомнением уточняет его брат.

- Никак. Они найдут меня сами.

- И ты готов рискнуть жизнью?

- Ради Англии? – высокопарно вопрошает Шерлок, а затем добавляет с издевкой. – Да как ты только смеешь сомневаться, Майкрофт?

Майкрофт отворачивается, прикрывает рот рукой, пытаясь скрыть проявление эмоций. На лице Шерлока застыло холодное, почти хищническое выражение. Раздается трель, Майкрофт хмурится, смотрит на мобильный в своих руках и принимает звонок. Детектив следит за разговором равнодушно, но внезапная злость на лице брата и мелькнувшее в глазах изумление заставляют его напрячься. Майкрофт нажимает "отбой" через пару минут. За весь звонок он не произнес ни слова: только слушал.

- Капитан Мюррей найден. И почти здоров, - ровным тоном сообщает он.

В глазах Шерлока вспыхивает живейший интерес пополам с явной досадой.

- Однако во время операции по его спасению прицельным огнем было убито трое британских военных, - продолжает Майкрофт.

Шерлок раздраженно дергает уголком рта, и уже готов отвернуться с независимым видом, когда замечает: брат смотрит на него с жалостью. Телефон выскальзывает из вмиг ставших непослушными пальцев, Шерлок широко распахивает глаза, не в силах поверить в услышанное, и сгибается в кресле, прижав к груди кулак.

- С капитаном Ватсоном все в порядке,- торопливо добавляет Майкрофт. Он многозначительно опускает взгляд и, не отрываясь, смотрит на лежащий у ног брата телефон. Наконец, Шерлок выпрямляется и откидывается на спинку кресла.

- Кто? – хрипло выдыхает он.

- Капралы Барр и Гаррет, и морской пехотинец Каллен, - Майкрофт смотрит брату в глаза.

- Верни. Меня. Туда, - требует тот, отрывисто и резко произнося каждое слово.

- Именно этого от меня и ждут заговорщики, - вяло отбивается Холмс-старший.

- Не дождутся - убьют Джона, - настаивает Шерлок.

- А если дождутся, потерявшего всякую ценность капитана Ватсона, скорее всего, также устранят.

Детектив вскакивает с кресла, сжимает ладонями голову с такой силой, что на запястьях вздуваются жилы. Майкрофт встает и встревожено сводит брови.

- Будь ты проклят, Майкрофт! Выполняй свой долг перед страной! – взрывается Шерлок, гневно встряхнув руками. – Отправь меня туда! Ты не имеешь права меня удерживать… Только я могу вывести их на чистую воду, больше это никому не под силу.

- А теперь послушай меня! – огрызается Майкрофт и сжимает его руки. – Я имею на это полное право.

Шерлок кривится и отворачивается, как будто избегает необходимости смотреть ему в глаза.

- Я не стану говорить, что люблю тебя, - продолжает тот. – Я прекрасно знаю, как это тебя раздражает. Поэтому просто знай: превыше твоего благополучия я ставлю только и только благополучие страны. Понимаешь?

Шерлок расширяет глаза, замирает, и постепенно дыхание его выравнивается.

- Да, понимаю, - спокойно произносит он, и брат выпускает его руки из своих.

- Капитана Ватсона и выживших членов его группы переправили на передовую оперативную базу «Сангин». Оставить их там – значит, подвернуть опасности. Но и перебросить куда-либо еще тоже не выход – в заговор вовлечены высшие военные чины Британии.

Шерлок снова хмуро кивает.

- Позвони ему, - советует Майкрофт. – А я, с твоего позволения, подожду тебя в машине.

Он с равнодушным видом хлопает себя по карманам, оглядывает комнату и уходит. Внизу хлопает дверь. Шерлок поднимает с пола телефон и набирает номер.

- Джон, молчи и слушай меня, - тихо произносит он в трубку. – Побег – ваш единственный шанс на спасение. Никому не верьте. Никто не должен знать, куда и когда. Просто уходите оттуда. И как можно быстрее.

- Шерлок, это называется дезертирство, - недоверчиво откликается тот.

- Нет. Это называется «уйти с вражеской территории». Я придумаю, как вытащить вас всех оттуда.

Молчание. В повисшей тишине слышно, как Джон проводит языком по губам.

- Если ты нас вытащишь, - наконец, спрашивает он, - убийства прекратятся? Все будет кончено, или вместо нас стать новой жертвой «посчастливится» кому-то еще?

- Ты же обещал, - тихо вырывается у Шерлока, и он наклоняется, обхватив себя рукой поперек живота.

- Я обещал выжить, но не такой ценой. Я не стану платить за свою жизнь чужими.

Колени слабеют, подкашиваются, и Шерлок опускается на пол, наклонив голову и не убирая от уха мобильный.

- И вообще, - продолжает Джон, - неужели ты думаешь, что я позволю тебе носиться по Афганистану без меня?

- С чего ты взял, что я вернусь? – на губах Шерлока расцветает робкая улыбка.

- Я же тебя знаю. Кроме того, расследование ведет именно сюда.

Шерлок коротко и довольно усмехается.

- Встретимся на пляже,** - многозначительно произносит он. – Помнишь? Ты как-то возил меня собирать ракушки. Не говори, где. Просто скажи, что помнишь.

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 11 | Нарушение авторских прав


3419480897123696.html
3419528023088600.html

3419480897123696.html
3419528023088600.html
    PR.RU™